Лицо книга лицо кирпич - Ремонт и стройка от Stroi-Sia.ru
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Лицо книга лицо кирпич

У войны не женское лицо

У войны не женское лицо

Обложка первого издания
Жанрдокументальная литература и роман
АвторСветлана Александровна Алексиевич
Язык оригиналарусский
Дата написания1983
Дата первой публикации1985
ИздательствоМастацкая літаратура
ЦиклГолоса Утопии
СледующееПоследние свидетели
Электронная версия

«У войны́ не же́нское лицо́» — документально-очерковая книга белорусской писательницы, лауреата Нобелевской премии по литературе 2015 года Светланы Алексиевич. В этой книге собраны рассказы женщин, участвовавших в Великой Отечественной войне. Название книги — начальные строки из романа белорусского писателя Алеся Адамовича «Война под крышами» (1960) [1] . Составляет первую часть художественно-документального цикла «Голоса утопии».

Как косметология помогает стать «добрее»

Для начала стоит понять, что скрывается за злым выражением лица. Возможно, это просто возрастные изменения. По словам косметолога Алексея Едемского, существует определенный тип старения, попадающий под понятие «усталое лицо»: опускаются уголки рта и наружные уголки глаза, «оплывают» щеки. Такое лицо с «усталыми» чертами, конечно, выглядит не очень дружелюбным. «Злобное» выражение может быть и отражением негативных эмоций и внутренних переживаний. И тогда врач советует прежде всего начать внутреннюю работу, устранить раздражители и основные триггеры, мешающие спокойно жить. Иначе косметологические коррекции будут неэффективны.

«Если говорить о конкретных процедурах, помогающих побороть «злобность», то, в первую очередь, это использование ботулотоксина, — говорит эксперт. – Процедура расслабляет напряжённые мышцы и в целом перераспределяет напряжение по лицу, делая выражение более приятным. Но если пациент продолжает испытывать внутреннее напряжение, то внешние корректировки могут вызывать ощущение тяжести, «груза», ощущение «кирпича» в тех местах, куда вводился ботулотоксин. В каких-то случаях может появится даже головная боль. Если есть личные неразрешенные проблемы, то лучше работать над собой, над своим внутренним состоянием, а не над лицом. С другой стороны, изменение внешности в лучшую сторону положительно сказывается на том самом внутреннем состоянии.»

По словам Едемского, можно использовать и филлеры, чтобы приподнять уголки губ и «хвостики» бровей. Только аккуратно: если человек злоупотребляет филлерами, это может негативно сказаться на его внешнем виде.

«Филлеры на основе гиалуроновой кислоты способны давать отеки в тканях лица, и, если введены большие объемы, да и сам человек склонен к отекам, то птоза — опущения мягких тканей на лице — не избежать. Опустившиеся ткани тянут за собой вниз уголки губ, уголки глаза, бровей. То есть положительный эффект после процедуры через несколько лет не просто сведётся к нулю, но станет хуже, чем если бы пациент ничего не делал. Большое количество филлеров на основе гиалуроновой кислоты противопоказаны людям с деформационным типом старения, тем, у кого есть склонность к отекам, к образованию грыжевых и малярных мешков»

Работа по избавлению от «злого лица» должна быть комплексной. Это требует обращения не только к косметологам, но и к психологам и даже тренерам по фейсбилдингу.

«Помочь с неприятным выражением лица могут массажи или тот же фейсбилдинг, набравший в последние годы популярность. Главная цель — расслабить наряженные мышцы и придать тонус тем мышцам, которые позволят приподнять области лица, «отвечающие» за радостный вид, — рассказывает косметолог. — Помочь может и мануальная терапия, в частности краниальная терапия. Это методика подразумевает работу с черепом, проработку мышц, а также костного основания черепа.»

Начни с малого прямо сейчас! Тренер по фейс-фитнесу и основательница школы самомассажа Евгения Цепляева показывает самое короткое (и приятное!) упражнение против опущенных уголков губ.

[править] Культурное значение

[править] Философия

Лев Шестов в своей книге «Шекспир и его критик Брандес» (1898 г.) использовал пример с падением кирпича на голову для противопоставления научного познания и конкретной человеческой жизни: [9]

…можно прямо сказать: все, что во внешнем мире представляется как связь причины и следствия, связь, самостоятельно, независимо существующая — все это для роста, развития, для судьбы человека является случаем. Поясним примером. Кирпич сорвался с домового карниза, падает на землю — и уродует человека. Что может быть с научной точки зрения закономернее падения кирпича? Хотя мы точно и не знаем причины его падения — но мы так уверены в том, что причина была, как будто бы знали все, что произошло. Вероятно, от действия воды цемент ослабел, а затем от дуновения ветра слабо державшийся кирпич оторвался и полетел на землю. Может быть, ни вода, ни ветер не были причиной — но была такая же причина, как ветер и вода — мы в этом так прочно уверены, как только может быть уверен человек. Несомненно, падение кирпича лишь доказывает гармоничность явлений природы, торжествующий во всей вселенной закономерный порядок. Но, падая, кирпич изуродовал человека. И тут еще можно, если угодно, проследить некоторое время закономерность. Камень повредил череп, вышиб глаз, выбил несколько зубов, раздробил руку — все это по тем же неизменным законам природы. Но при этом получается еще нечто: человек изуродован. То есть молодое, полное жизни, надежд на будущее, веселое, прекрасное, радостное существо вдруг обращается навсегда в негодного калеку. У него нет глаза, зубов, парализована рука, поврежден мозг. Что все это такое? Почему так произошло, так случилось? Пока камень падал и расшибал по пути и другие камни — все было ясно. Пусть себе падает! Но сказать так: «Камень упал и при этом обстоятельстве уничтожен человек», сказать, что это явление состоит только из одной части, то есть из столкновения камня с телом человека и что больше в этом явлении нет ничего — значит умышленно закрывать глаза. Ведь наоборот: погиб человек — это сущность, это главное, это требует объяснения, а то, что камень упал — есть добавочное обстоятельство. По объяснению же науки, все, что произошло с человеком — есть лишь прибавка к внешнему явлению, нечто случайное, необъяснимое, не нуждающееся в объяснении. Человек живет или не живет, радуется или страдает, падает или возвышается — все это лишь поверхность, видимость явлений: сущность же их — падение камня. Отсюда общий вывод: жизнь, внутренняя жизнь человека есть, по существу своему, нечто совершенно случайное.

Далее Шестов упоминает кирпич в том же произведении несколько раз. Об Иове:

Каково Иову, покрытому струпьями, лежать на навозе с страшными воспоминаниями о гибели всех близких? Каково ему, когда единственным ответом на его жалобы являются рассуждения о кирпиче, сорвавшемся вследствие дождя? Для ученых Иов был — пациент, страдающий проказой, то есть неизлечимой болезнью; для них же он был пролетарием, то есть лишившимся имущества — и бездетным человеком. А когда он произносил свои неистовые слова: «Если бы взвешена была горесть моя и вместе страдание мое на весы положили, то ныне было бы оно песка морского тяжелее» и «дух мой смущен, мои дни угасают, гробы предо мною» — это относили к категории цветения, то есть к явлению, не требующему объяснения, сопровождающему падение кирпича.

О «слепой судьбе»:

Но нашлась еще одна категория — самая распространенная. Вместе с Тэном она признает абсолютное значение кирпича. Но восторги науки перед кирпичом она не разделяет. Наоборот — вместе с Метерлинком она его называет «слепой судьбой», разрешает по поводу его огорчаться, рисовать черепа, кости и трупы. Но в отчаяние приходить ей не хочется. И восторг, и отчаяние не подходят к делу. Восторг — неуместен, а отчаяние — слишком тяжелое чувство. Самое правильное отношение к управляющему нашей жизнью кирпичу — это грустное недоумение. Оно доказывает тонкое, «художественное» понимание и многосторонность, с ним соединяющуюся, и затем, все-таки, не отдает человека во власть безумию отчаяния. К этой категории люди особенно охотно примыкают: она дает право на принадлежность к духовной аристократии. И, главное, к такой аристократии — которая ни к чему не обязывает.

Об изображении действительности в «Короле Лире»:

Какой философ не жертвовал действительностью ради системы?! Шекспира система — сама действительность. Если мы у него находим больше, чем видим в жизни, то лишь потому, что он умел увидеть больше, а не потому, что он присочинил что-либо от себя. Если он показывает нам закон там, где мы считаем неизбежным случай, то лишь потому, что там есть этот закон, который мы не в силах различить. Если судьба Лира, казавшаяся всем судьбой человека, которому раздробил голову случайно оборвавшийся с дома кирпич, оказывается осмысленным ростом его души, то не фантазия Шекспира украсила кирпич, а зоркость поэта проследила все результаты действия удара. В «Короле Лире» Шекспир возвещает великий закон осмысленности явлений нравственного мира: случая нет, если трагедия Лира не оказалась случаем.

[править] Художественная литература

  • Михаил Булгаков в романе «Мастер и Маргарита» осветил тему падения кирпича следующим образом: «„Какая-то нелепая постановка вопроса…“ — помыслил Берлиоз и возразил: — Ну, здесь уж есть преувеличение. Сегодняшний вечер мне известен более или менее точно. Само собой разумеется, что, если на Бронной мне свалится на голову кирпич… — Кирпич ни с того ни с сего, — внушительно перебил неизвестный, — никому и никогда на голову не свалится. В частности же, уверяю вас, вам он ни в коем случае не угрожает. Вы умрете другой смертью». [10]
  • Даниил Хармс в рассказе «Жил-был человек, звали его …» изложил историю, в которой Кузнецову пять раз на голову падал кирпич. [11] Тему падения кирпича на голову он также осветил в рассказе «Кирпич». [12]
  • Писательница Марина Сергеевна Серова дала одной из своих книг название «Кирпич на голову». [13]
  • Писательница Галина Голицына создала повесть «Кирпич на царскую голову». [14]
  • Необычайно часто к теме падения кирпича на голову обращается в своих произведениях Дарья Донцова: «Тушканчик в бигудях»: «„Боже! — застонала она. — Меня чуть не убило! Током! Ужасно! А ты спишь! Вот как случается! Упал кирпич на голову, и все“. Я вздрогнул, последняя фраза будила не слишком приятные воспоминания». «Темное прошлое конька-горбунка»: «Нить, удерживающая человека на белом свете, настолько тонка… Разве вы не пнимаете, что оборвать ее ничего не стоит. Сегодня жив, завтра нет! Пошел за хлебом и попал под машину. Сел в метро, а рядом взорвалась бомба, да и кирпич на голову свалиться может». «Фейсконтроль на главную роль»: «Развлекать свалившихся как кирпич на голову людей дело не легкое». «Фигура легкого эпатажа»: «Знаешь, скольким людям кирпичи на голову падают?» «Досье на Крошку Че»: «Причем свалилась ей на голову, словно кирпич с крыши, в крайне неподходящее время».
  • Кир Булычев в произведении «Гений из Гусляра» отличился таким красочным сравнением: «Любовь приходит к человеку неожиданно, как кирпич на голову». [15]
  • Получил известность афоризм Владимира Войновича из произведения «Москва 2042 года»: «Сегодня ты боишься простудиться, а завтра на тебя кирпич упал, и тогда какая разница, был ты простужен или нет?» [16]
  • Также о падении кирпича на голову писали Федор Достоевский, Полина Дашкова, Виктория Токарева, Сергей Лукьяненко, Татьяна Устинова, Николай Носов, Александра Маринина, Василий Аксенов, Вениамин Каверин и другие. [17]

[править] Юридическая литература

«Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный)» сообщает: [18]

Глава 19 Преступления против конституционных прав и свобод человека б) иные лица, чья деятельность связана с предприятием, учреждением, организацией (практиканты, командированные и т.д.) Если в результате нарушений правил охраны труда страдают иные лица (например, упал кирпич на голову проходящего мимо стройки гражданина), ответственность возможна, но не по ст. 143, а по нормам о преступлениях против личности (ст. 111, 112), по должности (ст. 293).

[править] Музыкальные произведения

Дебби Харри исполнила песню «Inner City Spillover» [19] с такими словами:

[править] Юмор

Евгений Петросян выступал с монологом «Кирпич на голову» [20] , за что был сам подвергнут осмеянию.

Тема обыгрывается в анекдотах:

Идёт программист по улице. И падает ему на голову кирпич. «Тетрис. » — подумал программист. [22]

Есть ли будущее

С. Т.: Наконец-то начали предприниматься первые шаги в плане пополнения молодёжью научных подразделений. В прошлом году была введена практика, когда оставили несколько выпускников магистратуры в нашей Омской лаборатории и в целом по институтам. Последние 10-15 лет у нас не было «свежей крови», и сейчас это буквально как глоток воздуха. Крайне важно, чтобы приходили молодые люди со своими идеями, своей энергией. За ними — будущее археологии.

М. К.: Сейчас шаткое равновесие. Совсем не развивается университетская археология. У нас есть возможность привлекать молодёжь, но что из этого получится — непонятно.

— Отдельным явлением в археологии являются «чёрные копатели». Даже когда памятники находятся под охраной государства, это не мешает чёрным археологам вести какие-то раскопки, в том числе с привлечением тяжёлой большегрузной техники. Как бороться с этим? Поможет ли ужесточение законодательства?

С. Т.: Нужно ориентироваться на страны с такой же богатой историей. Это, к примеру, Италия, Англия, где металлодетекторы нужно регистрировать практически как огнестрельное оружие.

Процесс раскопок берётся под контроль, выдвигаются серьёзные наказания за поиски даже в исторических зонах. Это, на мой взгляд, единственный путь, потому что в противном случае мы лишимся своего исторического наследия.

Мы представляем себе слой чёрных археологов как монолит. Однако на самом деле люди там собираются с совершенно разными целями. Есть те, которым просто интересно, и те, кто нацелен на заработок. В соответствии с этим нужно предпринимать разные меры: торговцев подчинять законодательно, а людей, которым интерес­но, привлекать к исследованиям.

— Какая проблема именно омской археологии, по вашему мнению, требует первоочередного решения?

С. Т.: Сейчас в наше время порубежья археология, как и история, несёт социально значимую нагрузку. Помимо ужесточения законодательства и охраны памятников есть второй путь: учить наших ребят региональной истории. Мало кто может назвать древние города на территории нашего региона. Знаете ли вы, например, где находилась первая омская крепость, с которой город и зародился?

Основная сложность нашей археологии, что мы много лет стучимся во все двери и не можем достучаться. Например, если мы позиционируем Достоевского как лицо города и приступили к раскопкам на остроге, где он сидел, давайте сделаем павильон, чтобы археологи могли круглосуточно копать. А после раскопок можно заняться восстановлением и сделать музейный центр.

Ни один другой город не найдёт острог, где сидел Достоевский. Это наша омская история. И если мы хотим вдохнуть городу энергию, давайте вместе дышать в нужном направлении.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector